logo
 
?

игры автоматы печки

И вот тогда, в одну из апрельских ночей, в Себровичи пришла беда: бывший кулак бургомистр Михаил Мыльников выдал партизанские семьи. И на какое бы задание ни отправлялись партизаны, Гриша всегда просил взять его с собой.

Выдал он и отца Гриши, который по заданию подпольной организации "служил" начальником полиции. А отряд Балыкова скоро вырос в Первую Гомельскую партизанскую бригаду.

До самого рассвета простоял Гриша в пристройке и смотрел перед собой широко раскрытыми глазами. Где-то с крыши сорвалась сосулька и с тихим звоном разбилась на завалинке. Под своим контролем партизаны держали довольно большой район - все междуречье Сожа и Покати. Удрученный сидел Виктор у окна со своим неразрешимым вопросом. Это был дядя Андрей, тот самый командир Красной Армии, который перед войной жил у них на квартире.

113 населенных пунктов были полностью очищены от немецко-фашистских захватчиков, в этих деревнях была восстановлена Советская власть. Гриша Подобедов стал отличным партизанским разведчиком. Как-то связные сообщили, что гитлеровцы вместе с полицаями из Кормы ограбили население. Гриша побывал в пяти домах, где остановились фашисты и полицаи. На улице уже стемнело, только изредка мертвый белый свет ракет заливал кварталы, и тогда отчетливо вырисовывались контуры соседних домов. Правда, теперь на нем не было ни военной формы, ни оружия.

Центром освобожденного района стала деревня Волосевичи. Забрали 30 коров и все, что попало под руку, и едут в направлении Шестого поселка. И обо всем узнал, потом подробно доложил командиру. И через несколько минут все завершилось: партизаны загнали врага в хитро расставленный "мешок" и уничтожили его. В начале июня 1943 года Гриша Подобедов вместе с партизаном Яковом Кебиковым пошел в разведку в район деревни Залесье, где размещалась карательная рота из так называемого добровольческого отряда "Днепр". Лишь одна отрада - сходить к Алесю Климковичу, поговорить с ним, поделиться скупыми новостями о событиях на фронте, которые каким-то образом просачивались в оккупированный Борисов. Одет он был, как рабочий, - в телогрейку и хлопчатобумажные брюки. Недалеко за их садом тянулась ограда из колючей проволоки.

Гриша пробрался в дом, где подвыпившие каратели устроили вечеринку. Его остекленевшие глаза смотрели теперь безразлично в высокое небо, а рука впилась, как будто прикипела, в ложе автомата. Пойти на Березину ловить рыбу или в лес за орехами также нельзя. Но ни в облике, ни в жестах дядя Андрей ничем не изменился. Но в голосе дяди Андрея звучала твердая уверенность. Это немцы огородили свой временный склад с оружием. Вот и знакомый бугорок, заросший высокой пожелтевшей травой. Как раз напротив, у самой земли, под проволокой - щель. И никакая жандармерия, никакая полиция не сделает его иным.

Неожиданно старшина глухо охнул и схватился за горло. Такой безрадостной, такой тревожной осени, как осень 1941 года, Виктору Пашкевичу переживать еще не приходилось. Ночной гость начал расспрашивать о положении в городе, хотел подробно узнать, где какие части стоят, чем они вооружены, много ли солдат. Винтовки, пулеметы, ящики с патронами хранились здесь в основном под брезентом. Она такая, что Виктор свободно может пролезть на ту сторону. Вначале надо хорошо изучить поведение немецкого часового. Потребовалось и немцам пополнить его запасы на фронте. Солдаты подошли к штабелю винтовок, прикрытых брезентом, стянули этот брезент и... На следующий день в городе снова идут повальные обыски, снова жандармерия ищет "бандитов-партизан", которые разбросали столько антифашистских листовок. Часовые, стоящие у склада, сошлись, закурили, о чем-то поговорили, затем разошлись каждый на свое место, к пулеметам. Вскоре они уже сидели около дзота все четверо и запивали шнапсом мясные консервы.

Сколько времени идет в одну сторону, на сколько задерживается в противоположном конце склада и сколько идет назад. глазам своим не поверили: вместо винтовок под брезентом торчало несколько тонких шестов. - Вот, Витя, надо распространить в городе, - сказал он. Неслышно крадутся вдоль улицы три юных отважных подпольщика. И ребята, согнувшись в три погибели, бесшумно крадутся дальше. А Виктор, Алесь и Мелик ходят по улицам и, засунув руки в карманы, с невинным видом наблюдают, как полицаи и жандармы в поте лица стараются, чтобы соскрести со столбов и дверей листовки. Но ребята не услышали его, и веселая возня продолжалась.

Зная это, можно уловить удобный момент и подлезть под проволоку. Когда солдат в третий раз медленно прошел мимо склада с оружием и завернул за угол, Виктор ящерицей проскользнул под проволокой и стремительно бросился к складу. Он вспомнил, что один из названных боялся "черной" работы, другой никак не мог зимой спуститься на лыжах с крутой горы, третий же не хотел признавать коллектива... Но и теперь доверить опасное ответственное дело таким - нельзя. Они и поддерживали брезент, чтобы он не опустился на землю. К складу примчались жандармы в черных мундирах с черепами на рукавах. Она ткнулась носом туда, сюда и беспомощно заскулила. - Задание ответственное, оно связано с большим риском. Короткая остановка - и на дверях дома остается маленький листок бумаги с пламенным призывом беспощадно бить пришельцев. Внезапно передний останавливается и плотно прижимается к забору. Прямо на них, тускло посвечивая фонариком, катит на велосипеде длинноногий полицай. Ребята особенно почувствовали это, когда получили задание взорвать фашистский склад горючего. Вот один из подростков вырвался с мячом вперед и так сильно ударил, что мяч свечой взвился вверх и, описав дугу, опустился у высокой цистерны с горючим.

Подняв край брезента, он увидел целую груду новеньких, густо смазанных маслом винтовок. И все это под самым носом у часового; в любую погоду, не считаясь ни с чем. Подбери надежных ребят, расскажи им о партизанах, о положении на фронте. Как Виктор и ожидал, Алеся не пришлось уговаривать. Поэтому есть приказ - действовать в темноте и всей группой. Расклеивайте на афишных тумбах, на столбах, дверях, воротах. Под ним подпись: подпольный обком Коммунистической партии. Им прислали из отряда магнитные мины, подробно проинструктировали, как действовать, и все же долгое время задание оставалось невыполненным. Виктор стремглав бросился к цистерне, у которой лежал мяч.

Виктор, не раздумывая, схватил ближайшую и На первый раз хватит. А завтра он постарается добыть уже не одну, а две, может быть, даже четыре винтовки. Правда, тяжеловато будет тащить их ползком, но ничего. И вновь день за днем, день за днем отправлялся Виктор в свою опасную дорогу. Иной раз возвращался домой обессиленный, промокший до последней нитки, и сразу валился спать. Вообще, дай им понять, что подпольная группа - это не твоя мальчишечья выдумка, а настоящая организация, задача которой - помогать партизанам в борьбе с фашистами... Только помни всегда: ни на минуту, ни днем, ни ночью не забывай про осторожность. О том, кому доверить сокровенную тайну, Виктор раздумывал недолго. Дело в том, что склад горючего находился на совсем открытом месте и охранялся с четырех сторон пулеметами. Бежал он так быстро, что перед самой цистерной не удержался на ногах и так шлепнулся на землю, что даже через голову кувыркнулся. А Мелик с Алесем с тревогой подумали: хотя бы успел мину поставить. В конце 1942 года фашистам удалось напасть на след Виктора Пашкевича, Алеся Климковича и Мелика Бутвиловского.

Но наставал рассвет, и мальчик вновь брался за свое. Подползти к нему ни днем, ни ночью не было никакой возможности. А ровно через тридцать минут после этого над тем местом, где был фашистский склад горючего, в небо взвился громадный столб черного дыма. Кстати, к этому времени у них был еще и четвертый товарищ - Валя Соколова. О том, что юных подпольщиков ищут гитлеровцы, сразу же стало известно в 208-м партизанском отряде, по заданию которого действовали юные патриоты.