logo
 
?

граф казино

Эта супружеская пара в истории России осталась как одна из самых красивых, самых богатых и самых скандальных. Обсуждая роскошный образ жизни, ослепительную красоту или скандальные поступки княжеской семьи Юсуповых, мало кто задумывается о том, что, возможно, именно они стали катализатором той исторической ломки, которую пережила Россия в 1917 году.

О них много говорили, их осуждали практически за каждый поступок. Брак великой княжны Ирины Александровны Романовой с Феликсом Юсуповым казался невозможным всей великосветской России.

Слишком скандальной была фигура жениха, чтобы допустить даже мысль о том, что он может породниться с императорской фамилией.

Ирина с Ольгой и Татьяной Единственный (после трагической и загадочной смерти старшего брата Николая на дуэли) наследник богатейшего рода Юсуповых окончил Оксфорд, имел блестящее образование и тонкий ум.

Князь Фе́ликс Фе́ликсович Юсу́пов, граф Сумаро́ков-Эльстон (11 марта 1887 — 27 сентября 1967) — последний из князей Юсуповых, известен как участник убийства Г.

Младший сын княжны Зинаиды Николаевны Юсуповой и графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона.

В 1891 году его отец получил право именовать себя князем Юсуповым.

Феликс Юсупов был настолько хорош собой, что современники называли его лицо ангельским: тонкие черты, мягкие припухлые губы, огромные темные глаза с поволокой. Правда, этот «золотой мальчик» монархической России вел далеко не ангельский образ жизни, наслаждаясь всеми ее благами.

Мало того, что беспощадная молва приписывала ему скандальные любовные отношения с особами своего же пола.

Так его еще и видели поющим в модном петербургском кафе в женском платье из голубого тюля с серебряными блестками и в пышном боа из голубых страусовых перьев.

А в его роскошном дворце были устроенные в восточном стиле особые покои, где он предавался запретным любовным утехам.

В юности "прославился своими переодеваниями в женские наряды, в которых аристократ-трансвестит не только посещал публичные места, но и выступал на подмостках кабаре и в России, и за границей". Мы разрядились, нарумянились, нацепили украшенья, закутались в бархатные шубы, нам не по росту, сошли по дальней лестнице и, разбудив матушкиного парикмахера, потребовали парики, дескать, для маскарада. На Невском, пристанище проституток, нас тотчас заметили.