logo
 
?

игромания азартные игры

Другая безутешно плачет — ее 18-летний сын распродал все в доме, чтобы бросить очередную дань во чрево «одноруких бандитов». Мы же, считая, что отгородились от него, беспечно не предполагаем масштабов беды, рухнувшей на нас, наших ближних, Россию.

Для всего мира главным символом игорной лихорадки стал Лас-Вегас (в переводе с испанского — «луга»).

Город в пустыне за свои полтора века превратился в американскую столицу азартных игр. «Но только вторая волна миграции — прибытие в 1940-х годах еврейских гангстеров, — превратила Лас-Вегас в нечто большее, чем просто полустанок посреди пустыни.

Бенджамин («Багси») Зигель и его друзья — Меир Лански, Давид Берман и Гас Гринбаум — построили в Лас-Вегасе отели и казино, где стали работать еврейские крупье, водители, повара и другие белые и синие воротнички, которым можно было доверять и которые держали рот на замке».

«И, — продолжает автор, — это не простое совпадение, что первая синагога Города Грехов была открыта в 1946 году — тогда же, когда Зигель построил отель «Фламинго».

Синагога «Бейт Шалом» стала для «кошер-ностры» местом, где их сыновья отмечали бар-мицву, а их дочери выходили замуж под хупой. Возводится на пьедестал тщеславие: в шикарном отеле красавчика Багси посреди бывшей пустыни плавают розовые фламинго; «Дворец Цезаря» прельщает входящего Древним Римом, возрожденным из небытия голографическими и лазерными эффектами; «Экскалибур» на 4000 номеров — архитектурная фантазия на темы средневекового замка короля Артура; 30-этажный «Луксор» — чуть уменьшенная копия пирамиды Хеопса, с ее вершины по ночам на расстояние 160 км и даже до космической орбиты бьет луч света…

И никого не волновало, что все нужды синагоги, равно как и церемонии, проходившие в ней, оплачивались из денег, заработанных на игорном бизнесе и иных предприятиях гангстеров» ( В американской «империи казино» подстегивается и чревоугодие: уровень цен в буфетах, барах и ресторанах здесь в два раза ниже, чем в целом по стране.

Второй из порочных символов азарта — Сан-Франциско.

Сама жизнь в нем стала азартной игрой, и монетные игровые автоматы, созданные в конце 1880-х годов, пришлись тут как нельзя кстати.

Интерес к ним подогревался и разнообразным внутренним наполнением (от наличных за выигрыш в кости и карты до выдачи приза жвачками), и внешним декорированием (от эффектных напольных механизмов до автоматов в виде радиоприемников).

В 1899 году изобретательный выходец из Баварии Август Чарльз Фей, усовершенствовав свой прежний автомат, заменил карты на символы мастей, добавил «подковы» и «звезды», а верхнюю панель украсил популярным патриотическим символом «Liberty Bell» — «колокол свободы».

Так появился прадед «однорукого бандита», механического приспособления, запускаемого с помощью рычага (за что автомат и получил свое прозвище).