logo
 
?

играть золотой арбуз

Я просыпаюсь от резкого света в комнате: голый какой-то свет, холодный, скучный. Розовые занавески, с охотниками и утками, уже сняли, когда я спал, и оттого так голо и скучно в комнате. Старый наш плотник — «филёнщик» Горкин, сказал вчера, что масленица уйдет — заплачет.

Сегодня у нас Чистый Понедельник, и все у нас в доме чистят.

Теперь уж «душа начнется», — Горкин вчера рассказывал, — «душу готовить надо».

И радостное что-то копошится в сердце: новое все теперь, другое. И Василь-Василич простил всех нас, так и сказал в столовой на коленках — «всех прощаю! Старая моя нянька Домнушка ходит за Горкиным и поливает, в тазу шипит, и подымается кислый пар, — священный.

Я смотрю на растерзанные бумажные цветочки, назолоченый пряник «масленицы» — игрушки, принесенной вчера из бань: нет ни медведиков, ни горок, — пропала радость. Отец не уехал по делам: особенный день сегодня, строгий, — редко кричит отец. Но ведь он же его простил за пьянство, отпустил ему все грехи: вчера был прощеный день. Отворяется дверь, входит Горкин с сияющим медным тазом. В тазу горячий кирпич и мятка, и на них поливают уксусом.

Я начинаю прыгать от радости, но меня останавливают: — Пост, не смей!

а «грешники», с конопляным маслом, с хрустящей корочкой, с теплою пустотой внутри! Неужели и т а м, куда все уходят из этой жизни, будет такое постное! Поедем на «постный рынок», где стон стоит, великий грибной рынок, где я никогда не был…

а моченые яблоки по воскресеньям, а талая, сладкая-сладкая «рязань»… Сегодня привезут первый лед и начнут набивать подвалы, — весь двор завалят.

Сияние от него идет, от седенькой бородки, совсем серебряной, от расчесанной головы. А калья, необыкновенная калья, с кусочками голубой икры, с маринованными огурчиками…

Он теперь ест без масла, а голову надо, по закону, «для молитвы». А миндальное молоко с белым киселем, а киселек клюквенный с ванилью, а…великая кулебяка на Благовещение, с вязигой, с осетринкой!

На постный рынок с тобой поедем, Васильевские певчие петь будут — «душе моя, душе моя» — заслушаешься. И грех смеяться, и надо намаслить голову, как Горкин. Я знаю, что он насушил себе черных сухариков с солью, и весь пост будет с ними пить чай — «за сахар». Потому и пост даден, чтобы к церкви держаться больше, Светлого Дня дождаться. а кутья с мармеладом в первую субботу, какое-то «коливо»!

— только казакинчик старый: сегодня все самое затрапезное наденут, так «по закону надо». Они стерегут, чтобы ухватить душу, а душа трепещет и плачет — «увы мне, окаянная я! — Потому они чуют, что им конец подходит, Христос воскреснет! мороженая клюква с сахаром, заливные орехи, засахаренный миндаль, горох моченый, бублики и сайки, изюм кувшинный, пастила рябиновая, постный сахар — лимонный, малиновый, с апельсинчиками внутри, халва… А постные пирожки с груздями, а гречневые блины с луком по субботам…