logo
 
?

играть в автоматы свиньи

Книга вышла - https://ast.ru/book/v-tu-zhe-reku-838382/ Согласно политике редакции оставляю приблизительно треть книги.

"В ту же реку" - произведение, удивительным образом совмещающее фантастический элемент и реалии настоящей Камчатки 70х годов прошлого века. Ему хватит на кино, сладости, ну или какие там ещё расходы бывают у пятиклашек.

В основе сюжета - несколько месяцев из жизни Лехи Кострова, обычного подростка из обычной семьи...

С поправкой на разум, опыт и волю зрелого человека, получившего шанс вернуться в отрочество и прожить жизнь заново. - На перемене мухой слетай в магазин, купи молочных ирисок.

Авантюрный сюжет, будни золотодобытчиков, геологов, охотников, уголовников, пограничников и бандитов, суровые северные характеры, понимание психологии человеческих отношений - все это есть в книге.

Отдельное удовольствие ценителям доставит доскональная, достоверная детализация - описание лакомых блюд, марок оружия, способов производства золота и работы с воровским инструментом.

Книга читается легко, вызывает целый спектр эмоций - от искреннего смеха до глубокого сострадания. Чай не пьём без сухарей, Не едим без сдобного, Кто сказал, что плохо мы живём? Застольную песню тянут от всей души и, главное, громко. На два выходных ящик водки и огромная кастрюля наших фирменных котлет, остальное друзья приносят, кто чего вкусненькое умеет сготовить.

Если вы не были на Камчатке и не жили в СССР - вы узнаете много нового. Семенюки славятся рыбным жаревом, особенно корюшкой. Тётя Лена и дядя Миша Невстроевы пекут пышные пироги.

С вареньем из морошки самые вкусные, но с красной рыбой или с кислой капустой тоже чудо как хороши.

У Соколовых, тёти Риты с дядей Юрой, родителей Жеки, моего одноклассника и друга, специализация на заготовленных летом, вяленых на слабом северном солнышке балыках и на засоленных лично главой семейства красной икре. Тут учитель спохватился и закончил разговор: - Поблагодарим Лёшу за столь познавательную беседу. Он, как и я, любил книги и часто забегал ко мне взять очередной том из восстановленных.

У дяди Васи вкуснее всех получается тушёная оленина и бульон. Утром, после вчерашнего застолья, он крепким бульончиком похмеляет страждущих. Хотя народ уже давно решил вопрос - сначала Васькиного бульончику с Невстроевскими пирожками, затем Лёшкиного кофейку, а затем накатить по маленькой и можно продолжать веселье снова. После рукопожатия бросил Паку, - Быстро чухнул отсюда, петушок. Хочешь толковища, сейчас идёт и моет руки хлоркой, по незнанке на первый раз такое прощается. Ребята бросали любопытные взгляды, но никто не поинтересовался, откуда про наколки знаю. Как мне кажется, из своих пятнадцати, он отсидел в заключении лет десять, не меньше.

А Камчатка, а Камчатка, А Камчатка от Москвы далековата, И сюда почтовый не идёт. Только кровать с пружинным матрасом покупная, на ней лежу я, Лёха Костров. На материке обязательно дали бы икру и красную рыбу, здесь они выглядели бы издевательством, по Камчатке такого добра навалом. Только в классе Ким Коля спросил: - Как узнать, к кому подходить нельзя? - поинтересовался, незаметно вошедший Леонид Андреевич.