-->


© Радиохолдинг "Медиа FM"
Владимир Маркин

Владимир Маркин

Благодаря своей какой-то особенной музыкально-поэтической интуиции, Владимир, пожалуй, первым, еще во времена Советского Союза, начал реабилитировать дворовую песню на большой сцене. Открытия, которые он сделал, соединяя блеск телевизионной эстрады с наивной искренностью и юмором дворового творчества, создали ему непререкаемый авторитет среди публики. Естественно, он был покорен томичами, взявшимися развивать городскую культуру из истинно дворовых корней, и не смог оставаться в стороне от нашего Конкурса. Горожане блестяще оценили выступления Владимира Маркина на одной сцене с лауреатами. За свои заслуги он был удостоен почетного звания академика дворовой песни.

 

Вашему вниманию услышанная нами часть живописных рассказов Владимира о жанре и одна интересная история.



О ДВОРОВОЙ ПЕСНЕ 

Для меня, честно говоря, очень сложно все-таки определить этот жанр — дворовая песня. На мой взгляд, любая песня бывает хорошей или плохой. Просто, видимо, был период, когда не у всех были магнитофоны, и уж тем более ни у кого не было mp3-плееров, и песни передавались из уст в уста. Это были прежде всего песни, которые невозможно было услышать на телевидение или на радио, поскольку у нас был достаточно узкий спектр разрешенных песен для трансляции. 

Вспомним Владимира Высоцкого. Его же песни мы никогда не видели на телевидении, да и не всегда  слышали на кассетах. Я вот, например, не имел магнитофона, и многие его песни и его имя узнал именно от  других ребят со двора. И запоминал и учил его песни я, слушая друзей, воспринимая всю информацию на слух, которым меня, слава богу,  не обделили родители. Помню, как один товарищ из соседнего дома  продавал мне за 10 копеек каждый новый текст, и я вместо  пирожков покупал эти песни, а он их так скрупулезно писал, все как положено. И брал, и брал каждый раз по 10 копеек за каждую новую песню и говорил: «Ну, я ж пишу, я работаю». Вот такой вот у него был бизнес. 

Опять же, дворовая песня или городской романс — это то, что люди хотят петь во дворе, хотят ассоциировать со своим городом, со своим двором независимо от того, транслируется ли эта песня, навязывается она или нет через СМИ. Сейчас, возможно, это уже приобретает некий другой  смысл и статус, но раньше, мне кажется, это была какая-то песня, где не всегда знали автора, иногда она видоизменялась, передаваясь из уст в уста, и тем самым делаясь более упрощенной, примитивной, потому что не все же могли воспроизвести изначальный вариант.

Я в свое время думал, что песня «Плакала девчонка, слезы не унять» - это дворовая песня и пел ее так, как пел. А уже когда познакомился с Александром Дольским — известным бардом питерским — он напел мне так, как он ее сочинил, и это сильно  отличалось от того простого варианта, что я слышал во дворе. И я с его разрешения продолжаю петь эту классную песню Александра Дольского, но она ведь при этом продолжает оставаться дворовой.

То есть дворовая песня – это, прежде всего, песня, которая нравится людям, которую хочется петь во дворе под гитару, и абсолютно неважно, крутят ее или нет в СМИ. Она не нуждается в ротации и раскрутке, она живет в душах людей, распространяется по своим правилам и своем законам, потому что она настоящая. 

 

СИРЕНЕВЫЙ ТУМАН 

Я расскажу вам историю про песню «Сиреневый туман» Было это достаточно давно, в конце 80-х. Однажды Андрей Макаревич попросил у меня взаймы мой маленький аккордеон, который он случайно увидел в клипе. Ему для его клипа тоже нужен был вот такой аккордеон. И, хоть мы знали друг друга не очень хорошо, так скажем — я-то знал его как кумира моего трудного детства, а он меня знал как начинающего исполнителя, - тем не менее, он сам позвонил мне и попросил гармошку взаймы. Я с радостью дал мэтру и кумиру гармошку, а когда он мне позвонил чтобы спросить, когда и куда вернуть инструмент, я, естественно, предложил самому заехать за гармошкой. Вот тогда он и пригласил меня в гости.

Так вот, приехал я в гости к Андрею, а там и Александр Градский, и Женя Фёдоров — журналист, который тогда писал книги и про рок-музыку, про поп-музыку. Посидели, чайку попили, а потом два мэтра и говорят: «Вот тебе, Вован, дворовые песни разные, нам-то не надо, мы же люди нормальные — зачем нам это все, а тебе пригодится». И, передавая друг другу гитару, напели мне целый магнитофонный альбомчик, благо, я человек предусмотрительный, и диктофон у меня всегда наготове. Они, конечно, не догадывались, насколько мне это все пригодится и Градского я потом часто по-доброму подкалывал - и когда ресторан строил «Сиреневый туман», и когда передачу одноименную запускал. Что, мол, думаю, как передачу назвать? Назову, пожалуй, «Сиреневый туман». А он все всегда в ответ: «А где моя доля?» 

Макаревич в тот вечер тоже много интересного напел, в том числе и то, что, спустя несколько лет, выпустит на своей пластинке. Но вернемся на кухню Андрея, где, напомню, все это происходило. Градский взял в руки гитару и сказал так, как может сказать только Александр Борисович: «Я тебе сейчас песню спою, музыка, скорей всего, моя (эта фраза мне больше всего понравилась), а слова — не знаю чьи, миллионы каких-то слов, в общем, на тебе, забирай». И напевает всего один куплет «Сиреневого тумана»…

Ну, и я сразу заболел этой песней. Тут, конечно, надо отдать должное мэтру, потому что так спеть может только Градский. Зацепило и по-серьёзному! Естественно, я потерял покой, стал искать остальные куплеты. Чаще всего  спрашивал у родителей своих друзей, и в процессе поиска понял, что это песня  поколения наших родителей. И каждый раз, когда я общался с ними, у пап и мам, бабушек и дедушек загорались глаза, и они на какой-то момент забывали обо всех проблемах. А проблем в те годы наше государство подбросило им немало: у них отняли накопления, пенсии, будущее и потихоньку стали отнимать прошлое, говоря им: не ту страну построили, не те песни пели.

Таким образом, я собрал около пятидесяти куплетов, и интуитивно выбрал четыре, которые, на мой взгляд, принадлежали одному автору. Позже выяснилось, что именно эти стихи и написал Михаил Матусовский. И я уже не просто хотел спеть песню, я хотел сделать приятное для поколения наших родителей, поддержать их морально, вернуть их хоть на мгновение в те времена, когда они были моложе, и у них все еще было впереди. И вот, на одном дыхании, за четыре часа была написана аранжировка, на таком же дыхании был сделан клип, состоящий из хроники. И хотя меня и убеждал тогда еще начинающий режиссер Тимур Бекмамбетов снять меня в разных ракурсах, я все-таки настоял на том, что эта песня родителей должна состоять из кадров того времени, и я в клипе не нужен. И надо сказать, клип получился именно таким, каким я хотел его видеть.

В последний день монтажа иду я со свежеиспеченным клипом, с рабочим звуком, еще даже не сведенным, по коридору Останкино, встречаю Владимира Молчанова, он спрашивает, что это у меня за кассета. Я сказал, что это новый клип и завтра я буду его озвучивать. Он попросил посмотреть, я ему показываю, скупая мужская слеза бежит по его лицу и он говорит: «Все, я его выдаю в эфир сегодня вечером!»  Я говорю: «Володя, звук же еще не сведен». Он ответил: «Ерунда!» и выдал этот клип на всю страну, а я на следующий день проснулся еще более знаменитым, дополнив коллекцию из  «Песка», «Домового», «Колоколов» и  «Самого симпатичного» «Сиреневым туманом».

То есть, эта песня, сделала меня еще более известным, но самое главное, чему я очень рад, у меня получилось сделать подарок поколению родителей и я слышал тысячи слов благодарности именно от родителей, и это для меня - самая большая награда.  Каждый раз, когда я ее исполняю, я, прежде всего, пою для них, и каждый раз мне это приносит удовольствие. 

Уже несколько лет спустя, меня нашла Евгения Акимовна - вдова Михаила Львовича Матусовского, известного нашего автора-песенника, она рассказала мне, что он написал эти стихи в 36 году для выпускного вечера Литературного  института. Правда, потом были еще какие-то люди, претендующие на авторство, постоянно была борьба, кто же написал эти стихи. Но это уже не мое дело, пусть в этом разбираются авторские агентства. Главное, что я интуитивно выбрал те самые четыре куплета песни, которая по сей день является моей самой главной визитной карточкой.

Вот такая вот история про «Сиреневый туман».

Разработка: Famila \ Дизайн: Галина Апостолаки.